Латвийская ассоциация в поддержку школ с обучением на русском языке

Welcome
  Banner


Главная

 
Наша позиция
Проекты
Заявления и пресс-релизы
Что предлагаем
 
Архив проектов

III Латвийская родительская конференция "Учиться на родном языке"


Рига, 14 сентября 2002 года

Татьяна Аршавская, член правления ЛАШОР: АНАЛИЗ ИССЛЕДОВАНИЙ ВНЕДРЕНИЯ БИЛИНГВАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ШКОЛАХ ЛАТВИИ

Прежде чем приступить к анализу исследований хода реформы билингвального обучения, хочу обратить ваше внимание на то, что все исследования оценивали успехи или неудачи реформы с позиции неоспоримости перевода обучения в средней школе только или преимущественно на государственный язык. Эта позиция исходит из того, что преимущественное обучение на латышском - единственная возможность овладения государственным языком, а билингвальное обучение - лишь мягкий способ подготовки к переводу на государственный язык средней школы.

Мы далеки от столь пренебрежительного отношения к билингвальному образованию, так как видим в нем самостоятельную и непреходящую ценность. Билингвальное образование, наш взгляд, расширяет культурное пространство учащихся, обеспечивая как сохранение родного языка и культуры меньшинства, так и освоение государственного языка и культуры большинства.

Если бы государство так же, как и мы, относилось бы к билингвальному образованию как к самостоятельной ценности, а не как к временному пособию по культурной переориентации нелатышей, оно несомненно приобрело бы в лице меньшинств и их школ верных союзников образовательной реформы.

Расширить культурно-языковое пространство, не меняя культурной ориентации, можно только при одном условии - если обеспечено преимущественное обучение на родном языке (в самом компромиссном варианте - при равном использовании обоих языков обучения). Перевес же того или иного языка обучения в подростковом возрасте означает перевес словарно-понятийного багажа понятий и знаний о мире, а следовательно, сдвиг в культурном пространстве. Поэтому навязываемый нам вариант обучения в преимущественно на государственном языке, мы рассматриваем как принудительную культурную ассимиляцию.

Перевод же средней школы только на латышский язык помимо прочего означает создание гетто - латышской школы для нелатышей. Это придает политическому решению аморальный оттенок и прямо противоречит идее интеграции общества.

С учетом этих соображений мы и будем оценивать результаты исследования осуществляемой сегодня реформы образования.

Исследованию хода реформы билингвального образования в школах посвящено несколько работ в Эстонии и Латвии. Эстонские исследователи первыми пришли к выводу о необходимости более подготовленного и осторожного введения реформы, чем это планировалось вначале. Эксперимент без серьезной подготовки и должного обеспечения может вызвать недоверие у национальных меньшинств и ударить по самой политической цели - сделать школу рычагом общественной интеграции. Эстонцы первыми отметили неожиданную закономерность. Форсированный перевод обучения на эстонский язык хоть и способствует овладению языком, но ухудшает отношение учащихся к государству. Это означает, что реформа образования, психологически отторгаемая меньшинствами, вместо интеграции ведет общество к сегрегации.

Эстонский парламент, учитывая мнение экспертов, трижды переносил сроки перевода обучения в средней школе на государственный язык. Последняя поправка, принятая в этом году, предусматривает возможность образования на русском языке и после 2007 года. Эстонские политики не ограничились одним лишь перемещением сроков. Сегодня эстонский парламент уже обсуждает снятие вопроса о переводе обучения только на государственный язык. В отличие от Латвии Эстония выделила государственное финансирование вузам для подготовки преподавателей школ меньшинств, а также на методические разработки для билингвальных школ.

Социологические исследования, посвященные билингвальной реформе, появились в Латвии позже, чем в Эстонии. Министерством образования и науки Латвии (МОН) в проведенном исследовнаии положительно оценивает результаты своей работы, отмечая лишь необходимость ее совершенствования . МОН делает выводы , что школы в основном готовы к переводу среднего образования с 2004 года на государственный язык..

Реальную картину хода реформы отражает, на наш взгляд, исследование, недавно проведенное Балтийским институтом социальных наук совместно с тремя международными организациями - Канадским агенством международного развития, Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе и Фондом Сороса.

Исходя из результатов опроса, исследователи тоже пришли к выводу, что в целом реформа протекает успешно, так как учащиеся лучше стали владеть латышским языком и повысился интерес к государственному языку, ради чего, собственно, реформа и затевалась. Но наряду с успехами, исследователи выявили ряд проблем, затрудняющих ее ход.

Первая проблема касается содержательного аспекта образовательной реформы. Исследования подтвердили наши худшие прогнозы - по предметам, на которых интенсивно используются оба языка обучения, ухудшаются знания учеников и снижается интерес к учебе. Это очень серьезный вывод, подтвержденный мнением 2/3 директоров школ и 51% учителей. Без дополнительного времени введение второго языка обучения сокращает объем и снижает качество знаний, дискриминируя учащихся русских школ по сравнению с их латышскими сверстниками и остро ставя вопрос о смысле проводимой реформы. Улучшение владения государственным языком не компенсирует отсутствие знаний по предмету. Родители выражают обоснованную обеспокоенность ухудшением качества образования и снижением конкурентоспособности своих детей. Чтобы избегнуть этого, учителя вынуждены прибегать к «двойной бухгалтерии», в результате которой родители, директора и МОН не представляют, насколько реальное двуязычие в школе отличается от фиксированного в документации.

Второй вывод затрагиваетй интеграционный аспект реформы. Исследования обнаружили, что латышский язык ассоциируется у русских школьников с принуждением и стрессом, а не с Латвией и ее культурой. Аналогичный вывод был сделан в исследовании проблем гражданственности и интеграции, проводимым по заказу Управления по натурализации. Успехи в освоении государственного языка в русских школах не означают улучшения отношения к государству, а порой, наоборот, сопровождается ростом отчужденности и нежеланием использовать освоенный язык.

Третий вывод содержит упреки в теоретической необоснованности реформы. Она не имеет четкой концепции и разработанной стратегии. Даже у педагогов и директоров нет единого понимания, что такое билингвальное образование. Как же можно анализировать отношение учащихся, родителей и учителей к билингвальному образованию, если даже директора школ не понимают, к чему, собственно, они должны выразить свое отношение. Ведь при отсутствие концепции не позволяет толком объяснить смысл, цель и логику развития реформы.

Четвертое. Исследование выявило отсутствие четкой законодательной базы реформы. Нет согласованности между законами, определяющими право использования родного языка в средней школе. О билингвальном же образовании в законах Латвии вообще ничего не сказано. Это лишь инициатива МОН.

Пятое. Исследование выявило нулевую роль общественности в становлении реформы. Общественность не участвовала в принятии решений и лишь пассивно подчинялась им..

Шестое. Исследование выявило высокомерное, административное отношение МОН к школам. Педагоги характеризуют стиль работы МОН как авторитарный. Директорам школ на «совещаниях» дают руководящие указания, а обратная связь практически отсутствует.

Седьмое. Исследования еще раз подтвердили крайне слабое обеспечение реформы. Если реформа будет двигаться в том же направлении без необходимых финансовых, кадровых, научных ресурсов, она грозит провалиться. Для ее продолжения абсолютно необходима государственная программа специальной подготовки учителей - и не на языковых курсах, как сейчас, а в государственных вузах. Педагогическая квалификация должна стать центральным элементом введения реформы.

Исследования показали, что билингвальная реформа как политический заказ, а не как продуманная стратегия подготовки учителей и методик, уже сталкивается со скрытым, но упорным сопротивлением педагогов и родителей.

Восьмое. Большинство опрошенных родителей не хотят перевода средней школы только на латышский язык. Они за равновесие двух языков обучения в средней школе.

Девятое. Более половины учителей признается в недостаточном владении латышским языком для билингвального преподавания. Лишь 10% владеют латышским на высшем уровне, 53% приравнивают свои знания к средней ступени. И все же около половины учителей считают, что их знаний достаточно, чтобы преподавать свой предмет только по-латышски. При этом для интервью с исследователями 71% учителей выбрали русский. О какой готовности школ к переводу на билингвальное обучение и, тем более на латышский язык, может идти речь, если 58% педагогов оценивает качество билингвального образования в своей школе как весьма среднее.

По нашей оценке результаты исследования свидетельствует о том, что реформа буксует, явно работает против идеи интеграции, ухудшает качество образования. Русские школы не только не готовы к переходу среднего образования на государственный язык, но и не хотят этого. И не только школа, но и вся система образования Латвии не подготовлена к билингвальной реформе, ни в нашем ее понимании, ни в понимании латвийских властей.

Чтобы не вызвать дальнейшего роста недовольства общества, необходимо немедленно пересмотреть государственную политику образования национальных меньшинств и внести предлагаемые нами поправки в законодательство Латвии.